Дети в супермаркете

Дата публикации: 2011-07-07 01:16:56

Похолодание. Погода требует от семьи все более теплой совместной крыши. И что поражает: все большее количество родительских пар с детьми устремляются на прогулку в «Рамстор» или еще какой-нибудь супермаркет. Магия этого семейного путешествия притягательна. За раскрывающимися дверьми – невиданное блаженство: все предвещает приобретение, создает праздничное настроение. И ходят сюда не обязательно за покупками, а за покупательным настроением. Насытиться свето-звуко-запаховолнами, исходящими от гипернасыщенных витрин, дать взгляду утонуть в товарном изобилии и ощутить желание обладать какой-либо вещью, прикинуть варианты приобретения – впечатлений не так уж мало.

Жаль, детям эта «покупательность» не соприродна. Им все равно, какая погода на улице, и они предпочли бы как можно больше времени играть со сверстниками. Но они здесь, и конечно, здесь тоже осваивают мир.

Ребенок переживает состояние недовольства: мама ему чего-то не купила, а себе купила. Раздражение: родители что-то горячо обсуждают, а он не понимает. Растерянность: оттого что он лишний, «путается под ногами», «лезет везде». Одновременно он усваивает, сколь притягательно обладание и что за обладание чем-либо надо заплатить. Включает доступный ему арсенал средств: просить, обещать, плакать, ставить условия – так он получает первую порцию потребительской ненасытности.

Я прочла недавно об исследовании, проведенном с детьми в магазине. Среди множества вещей, разложенных перед ними, были и неинтересные, непонятные, ненужные. «Чего вы хотите?» – спрашивали семи-восьмилеток. Ответ «Хочу все!» звучал чаще других.

«Магазинность» семейного воспитания стала очень заметна. Одна мама рассказывает другой: «Игрушку, которую мы покупаем дочке в «Макдоналдсе», сначала даем ей во временную собственность, а потом забираем. Чтобы получить ее в вечную собственность, она должна хорошо себя вести три дня. Очень помогает».

Купля-продажа в воспитании приносит абсурдные плоды. Знакомая учительница повезла ребят на экскурсию в Эрмитаж, и мальчик, которому мама дала с собой немалые деньги, быстро побежал по залам, восклицая: «Ах, как уже хочется покупать, покупать!»

«Покупать!» А разве что-то еще можно делать в этом мире? Какой смысл в предмете, если его нельзя завернуть и взять с собой? В искусстве? В метафизике детства?

Мне подарили такую штучку, ее из Америки привезли. Футлярчик, ремешок с застежкой – очень напоминает собачий поводок и служит, согласно надписи, «для прогулок с малышом в магазине». Прикрепите его одной стороной к запястью мамочки, другой – к ребенку и спокойно совершайте шопинг. Променяйте ладошку ребенка на возможность свободно осматривать товары. А он? Он пусть приобщается к этой наваленности предметов, к обстановке, где среди бананов – сваленные в кучу, не до конца распечатанные, полурассыпанные тома «Гарри Поттера» и что-то еще, пока не поступившее в полное распоряжение человека.

…Нам давно обещают глобальное потепление, внушают мысль, что ничего постоянного нет. И в сознании людей что-то смещается: дом, семья, дети перестают быть прочной основой жизни. Влечет супермаркет, где всегда тепло, многолюдно, празднично, где нам всегда рады и мы чувствуем себя уверенно. Были бы деньги. А дети – что?